Навальный заявил публично о том, что хочет в будущем стать президентом РФ, и, что гораздо интереснее, кратко сформулировал свою предвыборную платформу:

Его [- Навального -] приоритетная задача — сделать так, чтобы «миллионы человек, которые живут в этой стране, для которых нефть и газ текут из земли, не жили в такой нищете и беспросветном убожестве, а жили нормально, как в европейских странах и не хуже, чем эстонцы» (http://www.kommersant.ru/doc/2162784?fp=31)

Навальный - умелый политик, и его слова отражают не только желания и ожидания большого числа людей, но и саму суть их мировоззрения. В этом смысле приведенная фраза просто великолепна в своей афористичности. В ней заключена вся жизненная философия российского человека. И самое главное - представления о том, как работают причинно-следственные связи в обществе и в окружающем мире. Откуда берется хорошая жизнь? А вот оттуда.

(И ведь мог сказать, например, про норвежцев, а не про эстонцев, никто за язык не тянул.)
С некоторым ужасом наблюдаю за своей френдлентой в фейсбуке, которую заполонили Депардье и примкнувшая к нему Бардо (даже в ЖЖ какие-то клочья заносит). Даже люди, вроде бы, неглупые постят и перепощивают комментарии, фотожаюы, ссылки и т.д. Казалось бы, как можно здравомыслящему человеку на это тратить время и внимание? А ведь тратят.

Тем не менее, возникает вопрос: почему? Почему выходка клоуна и лицедея вдруг приобретает - всерьез! -столь мощное политическое и общественно звучание?

Мне кажется, это отчасти связано с особой квазирелигиозной функцией ариста (художника) в обществе Нового времени. Да простят меня сторонники всего светлого и прогрессивного, но в мрачном Средневековье, с моей мракобесной точки зрения, имела место, по меньшей мере, одна очень хорошая черта, а именно: художники, музыканты, поэты и прочие артисты рассматривались всеми остальными жителями в качестве ремесленников, таких же, как какие-нибудь столяры или горшечники. Если они выполняли свою работу хорошо, то получали хорошие доходы, если плохо - то влачили жалкое существование. Некоторые из них были выдающимися творцами - как бывают выдающиеся повара или выдающиеся портные. Но у самой профессии не было никакого священного ореола.

Ситуация изменилась после того, как в эпоху гуманизма адепты обновленного язычества и магизма повели идеологическую атаку на средневековое мракобесие. В ходе этой атаки людям искусства постепенно стал придаваться статус "проводников к высотам духа", "связующего звена с высшей реальностью", "открывателей нового и неведомого" и т.п. - то есть, по сути дела, статус медиума или шамана. Иными словами, поскольку без мракобесия никак обойтись не получалось, было придумано Новое мракобесие - культ Искусства и Художника - которое проходит сквозной темой через все Новое время.

Именно эта гуманистическая вера в медиумическую или шаманскую функцию человека искусства, на мой взгляд, является глубинной основой повышенного внимания к мнениям или поступкам выдающихся артистов и художников, именно она объясняет их роль "властителей дум". Разумеется, интеллигенция, будучи жреческой кастой этого культа (а также ряда других культов) в наибольшей степени подвержена массовым психологическим реакциям того рода, который мы сейчас наблюдаем.

Я, как мракобес, враг всего светлого и прогрессивного и друг всего темного и реакционного, выражаю надежду, что уже в скором времени мрак одержит победу над светом, искусство опять превратится в обычную профессию, призванную обслуживать желания потребителей, а мнение выдающегося артиста Жерара будет значить столько же, сколько мнение выдающегося автомеханика Васи или выдающегося дворника Насрулло.
Говорить, что "Адам Смит постулировал существование невидимой руки" - это все равно, что утверждать, что Шрёдингер обосновал свое уравнение с помощью экспериментов над кошками.
Среди моих знакомых есть некоторое количество умных атеистов, т.е., людей, которым их атеистические взгляды не мешают воспринимать аргументы (по крайней мере, некоторые аргументы) и не приводят к полной атрофии их способности к рефлексии. (Кстати, думаю, что среди атеистов в целом таких людей большинство, просто неумные атеисты более крикливы, как, впрочем, и неумные представители других религий.)

В моих разговорах с умными атеистами нередко повторяется один и тот же сценарий аргументации, который можно в сжатой форме передать примерно таким диалогом:

Я: Атеизм ничем не отличается от других религий, в частности, вот в каком аспекте: атеист всегда принимает на веру некоторые фундаментальные посылки, которые определяют то, как он интерпретирует свой и чужой опыт, что он считает в конечном счете истинным и ложным, правильным и неправильным и т.д. Разум (рассуждение) может вести от посылок к выводам, но он не может обосновать базовые, фундаментальные посылки. Опыт тоже не может их обосновать, т.к. данные опыта будут интерпретироваться на основе самих этих базовых посылок, а при отсутствии этих посылок данные опыта просто не будут иметь смысла (и тем более что-либо обосновывать). Одним словом, атеист, как и любой верующий, догматически принимает на веру некоторые вещи и не может иначе.

Умный атеист (УА): Ну, ты споришь с какой-то карикатурой, а не с настоящим оппонентом. Разумеется, любой атеист (и я в том числе) принимает на веру некоторые базовые посылки. Это тривиально.

Я: То есть, ты признаешь. что у атеиста есть некоторые постулаты веры, которые он принимает без доказательств, обоснований и возможности опровержения? Очень хорошо. Тогда ты не можешь не признать, что атеизм - это одна из вер, наряду с множеством других вер, и поэтому претензии атеизма на особый статус, на особое родство с "наукой", "разумом" и другими хорошими вещами - это просто риторический прием, рассчитанный на доверчивую публику. И что в этом отношении не существует никакой разницы между моей верой в истинность Библии как Откровения и твоей атеистической верой с ее постулатами .

УА: Ну, нет, так не пойдет. Весь мой (и не только мой) опыт, разум, здравый смысл, интуиция говорят мне о том, что мои постулаты (хорошо, мое вероучение, если тебе так нравится!) являются гораздо более обоснованными и правдоподобными, чем то, что изложено в каких-то твоих книгах, написанных много тысяч лет назад непонятно кем. И тот же мой опыт, разум, здравый смысл и интуиция говорят мне о том, что положения твоей веры - это фантазии и пустые абстракции.

На этом пункте диалог возвращается в исходную точку и может начинаться по второму кругу. Дело в том, что здесь умный атеист почему-то забывает о своей способности к рефлексии и не замечает кругового характера своего аргумента. Но простое размышление легко выявляет эту ошибку: если базовые посылки (положения веры) определяют то, как интерпретируются данные опыта, подсказки интуиции, голос здравого смысла, рассуждения и т.д., то эти самые данные опыта, подсказки интуиции и все прочее не могут служить независимым доказательством базовых посылок. Если твои базовые посылки определяют то, как именно ты понимаешь данные наблюдений, эксперимента, бытовой практики и т.д., то эти посылки уже "запаяны" в твое понимание, и любые другие базовые посылки будут по определению выглядеть для тебя неправдоподобными или ложными. Это же так просто!

Так что последняя реплика гипотетического умного атеиста - это и не аргумент вовсе, а чистая риторика (в плохом смысле этого слова). По сути дела она представляет собой манипулятивный прием, призванный скрытно навязать оппоненту свои посылки, неявно "перетащить" его на свою позицию, представив ее как якобы нейтральную.
Одной из печальных особенностей, которую я неоднократно наблюдал у нынешних переводчиков, является своего рода "слепое пятно". Возможно, оно объясняется дефектами в системе подготовки, а может быть просто узостью кругозора. Причем свойственно оно и тем, кто в целом переводит довольно качественно. Проявляется это в том, что переводчик не улавливает момент, когда текст перестает быть "общим" и становится более профессиональным. В таких фрагментах автор иностранного текста начинает активно использовать терминологию и специфические профессиональные штампы, в силу чего сам текст начинает выглядеть немножко неестественно и "коряво" с точки зрения неспециалиста. По-настоящему хороший переводчик должен в этом месте буквально почуять неладное и обратиться к специальным словарям или к консультантам из числа представителей данной специальности. Но многие вместо этого начинают фантазировать, пытаются сформулировать непонятную им мысль с помощью неприспособленных для этого слов, по привычке ищут бытовые синонимы для специализированных терминов, стараясь избежать тавтологий, якобы имеющихся у автора, и т.д. То есть, у таких переводчиков отсутствует очень важный для человека этой профессии навык восприятия: специализированная профессиональная речь попадает для них в "слепое пятно".
Немец Филипп Багус, ученик испанца Х. Уэрта де Сото, написал на английском языке книжку про кризис евро, которую я, русский, теперь читаю в финском переводе.

Глобализация, однако.
(в связи вот с этим):

Еврозона, конечно, может в ближайшее время распасться, а может и сохраниться при определенных условиях. Но вот что точно не может сохраниться в нынешнем виде ни при каком варианте - так это то, что сейчас называется "правом Европейского Союза". Причем до того, как произойдет эта радикальная трансформация, наверняка не пройдет и полгода.

Нынешние учебники и руководства по "праву Европейского Союза" на глазах превращаются в "исторический источник".
Я до сих пор не высказывался о скандале с часами патриарха. Сейчас я, наконец, могу сформулировать то, что меня по-настоящему огорчает в этой истории.

Кратко напомню ключевые моменты сюжета.

1) В ряду других критических суждений и нападок на патриарха Московского Кирилла появляются обвинения, что он где-то там появился на людях в дорогих часах, что зафиксировано фотохроникой. Некоторые люди считают, что монаху это не подобает.

2) В интервью с журналистом Соловьевым патриарх отвечает на всевозможную критику в свой адрес и, помимо прочего, говорит, что часов таких он не носит, и что фотографии, о которых идет речь - фотомонтаж.

3) На сайте МП быстро обнаруживаются другие фото, на которых патриарх в тех же самых часах.

4) Какие-то умники их редакции сайта неудачно "фотошопят", после чего часы с фото исчезают, но остается их отражение на крышке стола. Поднимается шквал насмешек. На сайт возвращается прежнее фото.

5) Патриарх заявляет о том, что против православной церкви в его лице ведется агитационная кампания. (Впрочем, он уже в интервью с Соловьевым что-то такое говорил - сетования на "целенаправленную пиар-кампанию" являются чуть ли не главным аргументом "сторонников патриарха" (извините за неуклюжее выражение, но как-то так получается, что по-другому и не скажешь)).

6) Со стороны Московской патриархии и части церковных людей готовится пиар-контрнаступление.

Знаете, как я бы назвал всю эту историю, если бы нужно было обойтись двумя словами? ДЕТСКИЙ САД!

Представьте себе маленького мальчика, который совершил какой-то небольшой проступок - ничего страшного, разумеется, но многие другие считали само собой разумеющимся, что он этого делать не будет. Например, во время подготовки детского утренника в группе он стянул со стола кусок шоколада и запихнул себе в рот. Все бы хорошо, но тут воспитательница. "Ай-ай-ай, Ваня, зачем ты один шоколадку съел, не дождавшись, пока все сядут за стол?" - "Не ел я, это вам показалось, Марьиванна!" - Кто-то их пробегающих мимо детей говорит: - "Да ладно тебе, Ванька, мы же через дверь из прихожей видели!" - Ваня, предварительно потихоньку вытерший руку об штаны: "Нету у меня никакой шоколадки! Видите, руки пустые!" - Воспитательница: "Вань, ну не отпирайся, у тебя же все губы и щеки в шоколаде!" - Ваня: "А-а-а! Это все Колька наговаривает, чтобы вы ко мне плохо относиться начали! Он всегда мне вредит!" В это время другие дети уже во весь голос над ним не то что смеются, просто уже ржут. Ваня орет еще громче. И т.д.

По-моему, похоже, да? В чем ключевой элемент сходства? В том, что взрослый человек, ведущий себя инфантильно, как и маленький ребенок всеми силами старается избежать признания своей доли ответственности за ситуацию, сложившуюся, хотя бы отчасти, благодаря его действиям.

Можно ли было избежать такой ситуации? Можно, причем даже без особых усилий. Достаточно было просто взять на себя ответственность за то, что ты действительно сделал. Например, патриарх мог в интервью с Соловьевым сказать что-нибудь вроде: "Да, эти часы - собственность церкви, и я надеваю их по торжественным или официальным случаям. Такова традиция нашей церкви - богатое убранство храмов, пышные богослужения, роскошная официальная одежда высших иерархов. В старину это имело миссионерское значение, а сегодня - просто наша традиция, и я ее придерживаюсь". Т.е., сказать примерно то, о чем написал Максим Кантор в "Эксперте". Да, это могло породить дискуссию о том, стоит ли сегодня придерживаться этой традиции. Да, могли бы возникнуть жаркие споры. Но это был бы разговор взрослых людей о серьезных содержательных вещах. А то, что получилось сейчас - это склока в младшей группе детсада.

Да, разумеется, и на другой стороне этого спора немало инфантилизма. Например, то, что произошло, для взрослого человека должно было быть поводом для печали, а не для глумления. И да, конечно, странно было бы ожидать от чудовищно инфантилизированного общества, чтобы иерархи церкви, живущей в нем, были бы в среднем существенно взрослее. Но при всем при том, все-таки довольно естественно, что от человека, занимающего столь высокий пост, ожидается бОльшая степень взрослости и ответственности, чем "в среднем".

К сожалению, сюжет продолжает развиваться все в том же детсадовском ключе. Вопли про "антицерковную агитационную кампанию" и стремление организовать "анти-антицерковную агитационную кампанию" - это продолжение все того же. Это попытки патриарха и части церковного народа отказаться от своей части ответственности за ситуацию. А значит - отказаться и от взросления, и от свободы.

Увы.

И все же, несмотря на все печальные обстоятельства - Христос Воскресе!
Занимаясь рутинными домашними делами, довольно часто слушаю "Наше радио", по которому крутят русский рок. В какой-то момент я обратил внимание, что содержание значительной части песен - в первую очередь "песен о любви" - носит ярко выраженный невротический характер. Это, в общем-то, неудивительно, т.к. рок, особенно русский - преимущественно подростковая музыка. Но вот, скажем, Макаревич - давно уже взрослый дядька, а и тот туда же. Собственно, я подумал об этом, услышав недавно две его песни, которые представляют собой как бы две версии одной "любовной истории".

Read more... )
Просматривая утром (теперь уже вчера) френд-ленту, наткнулся вот на этот пост Александра Бугаева, в котором в котором он цитирует фрагмент из какой-то длинной полемики Сергея Худиева ([livejournal.com profile] sergeyhudiev) с кем-то по поводу дела Pussy Riot. Худиев - известный православный публицист, писатель и проповедник. Я не читаю его постоянно, но встречал его тексты, причем по многим вопросам наши мнения совпадают. Насколько я понимаю, по "общественно чувствительным" темам его позиция обычно близка к официальной позиции руководства РПЦ. Я решил просмотреть его журнал и вскоре нашел пост, в котором он выражает свое личное мнение по поводу выходки в храме. Свое мнение о высказываниях Худиева на эту тему я изложил в комментах к посту Бугаева, там же есть короткий обмен мнениями с самим Худиевым. Но я сейчас не о деле Pussy Riot. В репликах Худиева я нашел поразительные по своей эстетической завершенности формулировки того, что можно было бы назвать русской политической религией.

Первая формулировка из поста Сергея Худиева:

Государство должно поддерживать порядок согласно установленным им законам. Заповедь прощения не означает, что мы требует от государства, чтобы оно перестало это делать.

Когда я процитировал в обсуждении у Бугаева этот фрагмент, Худиев высказал вторую важную формулировку:

...слова Апостола Павла, в которых он прямо утверждает. что государство, сдерживая зло силою меча, выполняет функции, возложенные на него Богом.

И далее он привел знаменитые слова апостола Павла из Послания к Римлянам про то, что представитель официальной власти - "Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое".

Когда я просто предложил сопоставить два сформулированных им тезиса, Худиев просто не понял, что я имею в виду. Но на самом деле я благодарен ему за его формулировки, поскольку они, по моему мнению, наилучшим возможным образом выражают внутренний конфликт в ключевом типе русского православного сознания, русской религиозности и, если так можно выразиться, в политической философии русского православного "мэйнстрима".

Главный вопрос, который порождают эти две формулировки состоит в следующем: кто определяет содержание законов, которые должны исполняться? Кто является автономным сувереном? В соответствии с первой формулировкой, государство должно поддерживать порядок согласно установленным им законам. В соответствии со второй формулировкой, государство выполняет функции, возложенные на него Богом (т.е., если следовать формулировке апостола, наказывать за зло в соответствии с тем, что Бог считает злом - именно такова функция слуги). Так кем же должны устанавливаться законы - государством или Богом?

Read more... )
Я, вообще-то, газет не читаю и телек не смотрю. Но что-то у меня сложилось ощущение, что последние месяц-два трындеж про модернизацию-инновацию приутих. Нет?
Потрясяюще точное описание религиозных основ рынка и власти: http://gazeta.comments.ua/?krit=1306481236 .

А я еще добавлю. Не будет вам, господа "вольнодумные" либертарианцы, никакого свободного рынка на ваших условиях. Чтобы человек не призывал волка на собак начальство для "обуздания рынка" обычно нужно, чтобы этот человек верил в нечто другое, нежели безличные "естественный закон", "эффективность", "разум", "аксиому запрета агрессивного насилия" и т.п.
Прочитал интервью У.Браудера на Снобе. Там много чего интересного. По крупным вопросам может быть выскажусь в другой раз. А здесь отмечу, скажем, вот этот фрагмент.

В период с 1996 по 1999 год с баланса «Газпрома» исчезли активы, равные всем активам американской компании Exxon (Exxon Neftegaz Limited, дочернее предприятие крупнейшей в мире негосударственной нефтегазовой компании Exxon Mobile Cor­po­ra­tion. – Прим. ред.). Они оказались под контролем девяти членов руководства компании. В 1999 году пришел Алексей Миллер, он пообещал, что активы перестанут покидать компанию.

То есть крали не прибыль, а именно собственность.

И это волновало нас больше всего. Потому что, если крадут прибыль, ее хотя бы в следующем году можно получить. А в «Газпроме» разворовывали собственно компанию.[...]

А теперь кто ворует?

Нынешнее руководство. Но уже не собственность, а только прибыль.

И это лучше.

И это лучше. Вместо того чтобы украсть месторождение, они, скажем, продают газ на Украину и забирают себе часть прибыли. Или строят трубопровод и тратят на него в три, или в пять, или в десять раз больше, чем он должен стоить, – это откаты.


Так вот у меня большие сомнение вызывает вот это "И это лучше". Кому лучше и для чего? Понятно, я не рассматриваю фантастическую (по кр. мере для России) ситуацию, когда менеджеры крупной государственной компании не воруют и эффективно управляют, так что честное патерналистское государство может кормить прибылью мириады сирых и убогих, а честное либеральное государство может распродать акции компании за афигительные деньги и направить эти деньги, скажем, на реформу полиции. Предлагаю посмотреть на реальную ситуацию. И задаться вопросом: что лучше с точки зрения экономического развития страны?

В первом варианте - растаскивание активов - откусанный кусок, оказавшись полностью в частных руках, в общем попадает в среду, гороздо более рыночную, чем исходная госкомпания, и в гораздо большей степени начинает подчиняться рыночной логике. Да, разумеется, никакого идеального рынка в стране и в мире нет, и все рано новая частная хозяйственная елдиница в некоторой степени будет прибегать к публично-властным инструментам в своих интересах. Но это вопрос степени. Она заведомо намного меньше исходной компании и, как можно ожидать, эта ее внерыночная деятельность будет гораздо более ограниченной - примерно такой, как у какого-нибудь крупного агропромышленного или кондитерского холдинга, собранного из осколков советских предприятий.

Представим теперь другую реальную ситуацию. Консолидация государственного контроля над гигантской государственной компанией привела к полному прекращению "откусывания" активов, и теперь менеджмент ворует часть прибыли (заметим - очень большую часть), а остальная часть направляется в бюджет, т.е., на покупку политической поддержки населения. Учитем также, что для таких гигантских компаний их прибыль в изрядной часть объясняется монопольными привилениями, создаваемыми в той или иной форме госрегулированием. Таким образом создается стабильная система, функционирующая в коррупционной логике, более того - тотально коррупционная. (Здесь я понимаю слово "коррупция" не в ругательном, а в описательном смысле - как использование публично-властных полномочий для получения личных доходов в ущерб публично-властным функциям.) Насколько я понимаю, она совершенно типична для недоразвитых стран или для развивающихся стран (вроде Индии или некоторых латиноамериканских стран) в период их хронической стагнации. При этом политически она почти непрошибаема.

Так вот, действительно ли "с точки зрения пользы Родине" второе "лучше" чем первое? Как-то сомнительно. Скорее уж я склонен считать, что с точки зрения перспектив страны попил активов гораздо менее неблагоприятен, чем попил прибылей.

(Я намеренно оставляю в стороне вопросы этики и общественных представлений о справедливости. Вторая ситуация может вызывать у людей чувство несправедливости, но, наверное, в меньшей степени, чем первая. Это имеет соответствующие политические последствия. Этому можно противопоставлять те или иные этические аргументы. Но пока я говорю только о перспективах развития.)
Перечитал по случаю свой старый-престарый пост почти девятилетней давности, посвященый выборам. И вот что я думаю теперь, когда многие тогдашние желания просвещенной публики нашли свое воплощение в жизни.

В нынешнее торжество "сувенирной демократии" с полностью контролируемыми выборами огромный вклад внесла прогрессивная общественность всех сортов, и в немалой степени демократическая и либеральная общественность. В девяностых и начале нулевых почти все орали про ужасы "грязных технологий", про необходимость "ужесточить контроль, чтобы не допустить грязи", жаждали открутить головы политтехнологам, зарегулировать финансирование выборов и т.д.

Ну, собственно, и получили то, чего так хотели.

Это обычная аберрация мозга современного интеллектуала (и вообще современного человека): если есть какая-то проблема, то нужно употребить власть (обезличенную власть государства), чтобы все отрегулировать - и тогда все наладится так, как хочет призывающий к применению власти. Это в чистом виде религия политической власти как Спасителя. Простая мысль, что политическая власть будет делать то, что надо кому-то другому (ей самой), а не то, что хотелось бы призывающему ее на помощь, в голову не приходит - "добрый боженька не может меня обмануть".
После 43 лет заметил, что во время великого поста ДЕЙСТВИТЕЛЬНО падает уровень тестостерона. Немного. Недели через три.

Правы, правы были Св.Отцы насчет смирения плоти!
Все женщины хотят быть дизайнерами и т.п.

Рынку не нужно столько дизайнеров и т.п.

Уважающая себя женщина не будет заниматься нелюбимой профессией только потому, что нет рабочих мест в любимой профессии.

Поэтому она будет сидеть дома, а муж будет ее содержать.

Kinder, Küche, Kirche. Возрождение патриархальной семьи. Виват!
Чуть меньше года назад мне довелось слушать выступление Алексея Георгиевича Левинсона, известного социолога из "Левада-центра". Он - человек, несомненно, либеральных и западнических взглядов и, насколько я понимаю, разделяет общие для этого течения мысли критические мнения по поводу современных российских реалий.

Тем не менее, он сказал одну, на мой взгляд, очень важную вещь, которую я процитирую по памяти: "Советская, а затем и российская армия, помимо прочего, выполняла и выполняет важнейшую функцию в обществе - функцию социализации (или инициации?) молодых мужчин, символического перехода из состояния юноши в состояние взрослого мужчины. Понятно, что это не такая социализация, которую нам бы хотелось, и понятно, что те социальные навыки, которые молодой мужчина получает в советско-российской армии, плохо совместимы с с тем трендом, в котором движется современное общество. И, тем не менее, без некоторой формы мужской социализации общество существовать не может, и решать проблему создания соответстующего института все равно придется. К сожалению, я не знаю, как это сделать."

(Жалко, я не спросил его о том, не объясняется ли отчасти, по мнению социологов, взлет субкультуры уличных банд в США отменой военного призыва, в результате чего банды отчасти взяли на себя эту самую функцию социализации мужчин. Кстати, интересно было бы выяснить, не связан ли у нас аналогичный расцвет с деградацией армии.)

Повторю: Левинсон - человек, не питающий никаких симпатий ни к советской/российской армии, ни к "советчине" как таковой. Как и я.

Я бы мог перефразировать его мысль в более "прикладном" ключе. Мы можем сколько угодно ругать советскую/российскую армию, указывать, что она никого ни от чего не защищает, разоблачать ее коррумпированность и рабскую сущность. Но эти разоблачения не приведут ни к чему, пока в обществе будет достаточно широко распространено мнение, что "настоящий мужчина должен отслужить в армии", и пока не появится альтернативный вариант того, через что должен пройти юноша, чтобы стать взрослым мужчиной. Кстати, активность солдатских матерей никак решению этой проблемы не поможет, даже осложнит ее: "настощий мужчина" - это не тот, кого защищает мама, и, при всем сочувствии к матерям, поддержка армии как таковой будет продолжаться.

(Конечно, среди читателей моего ЖЖ найдутся девочки, которые скажут: "А вот по мне настоящесть мужчины никак не связана с армией и войнушкой!". Найдутся и мужчины, которые скажут: "Мне для этой "мужской социализации" армия не была нужна и моим сыновьям она не нужна, поэтому армию все равно надо сделать контрактной - и дело с концом!" Такая позиция в общем случае называется "Сдохни, реальность!" Она заслуживает уважения - если, конечно, за ней не стоит подспудное желание сделать всех людей похожими на себя, - но никакого практического смысла не имеет.)

UPD. Слова Левинсона я цитирую по памяти, так что могу ошибаться. Воспринимайте их с оговоркой "как я его понял".
Обрести смысл жизни - рискованная штука. Не у всех хватает на это духу.
...И никак не пойму [...], почему в редакциях женских глянцевых сидят бабы, а в мужских - мужики, хотя ежу понятно, что надо же все наоборот! Тогда бы женщины получали журналы, где написано о том, какими действительно их хотят видеть мужчины, а в мужских журналах идеальный образ мачо для подрастающего поколения создавали бы женщины, и гармония вернулась бы в этот мир.:) (тут)
Если Евтушенко против колхозов, то я — за

Если эта фраза отражает действительную позицию человека, а не употребляется просто как риторическая фигура, то такая позиция, на мой взгляд, является фарисейством в самом точном смысле этого слова.

Profile

kuznetsov_theonomist

April 2017

S M T W T F S
      1
2345 678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 03:16 pm
Powered by Dreamwidth Studios