Вордовский спеллер подчеркивает красным слово "кейнсианство", но не подчеркивает "монетаризм" (ну и, соответственно, их производные). То есть типа, "монетаризм" - это русское слово, а "кейнсианство" - не русское. Причина непонятна. Может быть, это свидетельствует об ушибленности русского ума (а какой же ум составлял словарь в ворде, как не русский?) "монетаризмом", который есть синоним антихриста...

Впрочем, тому спеллеру, который контролирует записи в ЖЖ (и который тут сейчас у меня включен) слово "монетаризм" не знакомо, как и "кейнсианство". Загадка на загадке.
Огромные неудобства доставляет отсутствие в русском языке двух разных терминов, соответствующих английским "politics" и "policy". Переводить и то, и другое как "политика" - исказить смысл. Приходится извращаться, придумывать какие-то дурацкие словосочетания, типа "политический процесс", "политическая мера", "направление политики" и т.п. Проблема в том, что ни одно из них невозможно использовать единообразно, т.к. второе слово неизбежно добавляет уйму коннотаций.

Кошмар какой-то. Вот так вот люди и становятся найшулистами.)))
По-русски значок @ называется "собака". Сегодня узнал, что по-фински он называется "кошка" (kissa).
Вот что подумалось в связи с недавним постингом. Секции оккультной литературы в книжных магазинах, несомненно, должны оскорблять чувства всякого верующего православного христианина. Поэтому если соотв. закон будет принят, православным активистам следует перво-наперво "наехать" на крупнейшие книжные магазины и сети. Эффект гарантирован.

Кстати говоря, сопоставление размеров и ассортимента православных и оккультных секций в книжных магазинов, по-моему, позволяет очень адекватно оценить идею о доминировании православия среди современного русского населения и в современной русской культуре.
Узнал тут новое словечко (возможно нижегородский диалектизм):

Съегобиться (ударение на "о") - деформироваться в результате термического воздействия, скукожиться.

Например: "Налил я кипятка в пластиковую бутылку, и она от этого вся съегобилась".
По моим наблюдениям, гидроаккумулирующие электростанции (ГАЭС) стали предметом большого соблазна для пишущих на тему электроэнергетики - прежде всего, экономических журналистов, но и некоторых экспертов; исключением, пожалуй, являются лишь узкие специалисты по гидроаккумуляции, а также отчасти по диспетчеризации и сетям.

Яркий пример - заметка в Smart Grid Самая мощная ГАЭС Европы будет построена в Украине. В частности, там написано:

"По завершению строительства Днестровской ГАЭС мы будем впереди в одном из важнейших сегментов энергетики, потому что гидроэнергетика – это экологически чистая и дешевая энергия, без вредных выбросов в атмосферу", – заявил министр энергетики и угольной промышленности Украины Юрий Бойко.

Но дело в том, что гидроаккумулирующую электростанцию с точки зрения ее реальных экономических и управленческих функций бессмысленно относить к "гидроэнергетике" и сравнивать с теми ли иными электростанциями - гидро-, тепловыми или атомными. ГАЭС по своим функциям является не электростанцией, а сетевым накопителем. Да, электростанция в узком смысле слова является частью ГАЭС, но всего лишь частью, причем такой, которая составляет, так сказать, лишь половину "сущности" данного технического объекта, выполняет лишь половину его функций. Сравнивать ГАЭС с электростанцией - это все равно, что сравнивать, например, склад бытовой техники с заводом по ее производству по показателям эффективности или экологической чистоты работы при поставках бытовой техники в торговую сеть. Или сравнивать электровоз с вагонным замедлителем лишь на том основании. что электровоз "тоже" может использоваться для торможения вагонов. Т.е., это бессмысленное занятие. Склады надо сравнивать со складами, заводы - с заводами, электровозы - с другими локомотивами. Точно так же ГАЭС надо сравнивать (по экологическим и другим затратным показателям ) с другими типами аккумулирующих устройств, а не с электростанциями (разумеется, когда речь идет о сравнении общих показателях затрат и результатов, а не о сравнении отдельных частей и агрегатов).

Из этого, между прочим, вытекает то, что реальные технико-экономические показатели оценки ГАЭС (кроме финансовых показателей) должны серьезным образом отличаться от показателей оценки собственно электростанций. Зато они будут похожи на показатели оценки аккумуляторов. Скажем, в данном конкретном случае Днестровской ГАЭС, помимо мощности, интересно было бы знать ее емкость, время полной "зарядки" и др. показатели, характерные для аккумуляторов и сетевых накопителей. А также не менее интересно знать ценовые дифференциалы между периодами максимальных и минимальных потребительских нагрузок и соответствующие финансовые результаты работы ГАЭС как сетевых накопителей. В той же заметке, например, приводятся слова украинского министра:

Свою эффективность ГАЭС доказали зимой этого года, когда в украинской объединенной энергосистеме был зафиксирован максимум потребления электроэнергии.

Так вот, интересно, каков был ценовой дифференциал и какую прибыль удалось получить, благодаря ГАЭС.

Это яркий пример терминологической путаницы, каковых в жизни немало. Надо просто всегда иметь это в виду. Например, по-английски нефтеперерабатывающий завод называют refinery, но все же понимают, что он занимается не только "очисткой" нефти.
Странно. В финском языке уже вполне прижилось слово naamakirja (кому интересно - может погуглить). А вот в русском мордокнига пока что нет, используется только в ироническом смысле.
В финском языке есть два жаргонных глагола с заимствованным корнем - hamsteroida и hamstrata, - точной калькой который является русский глагол "хомячить". Однако означают они не "поедать что-либо быстро и в больших количествах", а "накапливать", "запасать", "заниматься накопительством", причем первое слово несет более позитивный, а второе - более негативный оттенок. Любопытно, как по-разному воспринимается образ этого забавного зверька в разных языках.
Сначала цитата из книги: Гительман Л.Д., Ратников Б.Е., Энергетический бизнес (М.: Дело, 2008), с.151:

В крупных городах теплоснабжение обеспечивается несколькими организациями разной ведомственной принадлежности (акционерные энергокомпании, муниципальные предприятия, промышленность), имеющими разнонаправленные интересы (выделено мной - Ю.К.

Вот этот термин "ведомственная принадлежность" применительно к акционерным компаниям и промышленности (по большй части приватизированной, т.е., никак не являющейся "ведомством") вызывает у меня чувство глубокой лингвистической неудовлетворенности. Какой смысл в таком словоупотреблении?

Можно выдвинуть несколько гипотез.

(1) Тот русский язык, на котором принято говорить об энергетике (или о промышленности вообще) не переваривает слово "собственность". Соответствующее понятие считается чуждым реальности. Собственности в энергетике нет, есть только "ведомственная принадлежность".

(2) Авторы пытались сделать акцент на том, что ключевую роль играет не то, что соответствующие организации имеют разных собственников, а то, что собственники эти принадлежат классам субъектов с сильно расходящимися интересами. Т.е., у акционерных энергетических компаний структура мотивации радикально отличается от структуры мотивации у нормальных промышленных предприятий и у муниципалитетов. Но насколько словосочетание "ведомственная принадлежность" пригодно для описания такой политико-экономической реальности? По-моему, не очень пригодно. Разве что тем, что вызывает у старшего поколения ассоциацию с советско-коммунистическим диалектным словом "ведомственность", могущим характеризовать сильное расхождение интересов.

(3) Авторы книги, хотя и говорят о бизнесе и экономике, тем не менее, скатываются на бюрояз. Это неудивительно, т.к., строго говоря, нормального бизнеса как сферы жизни в России почти не существует. Давление административного аппарата публичной власти на все остальные сферы жизни настолько сильно, что языковых сфер, защищенных от вторжения в них бюрояза, вообще довольно мало, а уж в экономике-то и подавно нет.
Обычно такими вопросами задается в ЖЖ [profile] leonid_b, а вот сегодня неожиданно и у меня такой вопрос возник.

Вот есть, допустим, три слова - дура, дурочка и идиотка. Вроде бы близкие по смыслу, а на самом деле очень разные. А в чем разница? Не могу сформулировать.

То же самое, кстати, с гендерно-симметричным рядом. Но там еще есть мудак, который не дурак, не дурачок и не идиот. Чем он от этих трех отличается? Кстати, насчет женщин такого слова нет. Мужской шовинизм, однако.

Есть еще гендерно нейтральное тупица. Но оно тоже отличается по смыслу от всех перечисленных. А чем?

Одни загадки.
Как следует называть бывших супругов, которые вместе давно не живут, но не удосужились оформить развод, т.е., "по паспорту" все еще остаются мужем и женой? Теперь понятно как - "действующий муж" и "действующая жена".

"Мне тут сегодня позвонила действующая жена...."
Употребление слова ахтунг (кириллицей) в последовательных записях во френдленте.

http://v-novikov.livejournal.com/642053.html
http://willie-wonka.livejournal.com/563056.html
Посмотрел "Меланхолию" с субтитрами. Там есть такой момент, когда первая главная героиня - архетипическая ведьма - говорит разные разности, а другая ее переспрашивает, типа: "Откуда знаешь?" Первая отвечает буквально следующее: "I know things". В субтитрах дан перевод: "Я знаю много вещей". IMHO, самым точным переводом было бы: "Я ведаю". Но чтобы так перевести, переводчик должен был бы "отловить" отсылку к архетипическому образу.
Я, вообще-то, газет не читаю и телек не смотрю. Но что-то у меня сложилось ощущение, что последние месяц-два трындеж про модернизацию-инновацию приутих. Нет?
Уважаемые коллеги, я сейчас редактирую перевод одной статьи по электроэнергетике. В английском оригинале использован термин "market power" [of companies]. Переводчик использовал русский вариант "влияние на рынок". Мне такой тармин не очень нравится, т.к. он слишком расплывчат. "Влиять на рынок" могут, например, регуляторы или стихийные бедствия, но к ним "market power" точно не относится.

Можно перевести "market power" как "рыночная власть". Но такой перевод тоже вносит путаницу, т.к. термин "власть" в русском языке несет в себе ярко выраженную политическую/потестарную коннотацию, которая в случае рынков совершенно неуместна. Мне больше нравится "рыночная сила". Но есть проблема. Насколько я понимаю, "рыночная власть" уже широко используется в русскоязычной экономической литературе. Вопрос: насколько широко используется "рыночная сила"? Не будет ли такое словоупотребление слишком непривычным и непонятным для российской аудитории?
Надточий очень точно указывает на бредовость применения термина "феодализм" для описания российских реалий: http://farma-sohn.livejournal.com/656879.html
Похоже, "обратиться в нуль" - это покруче будет, чем "выпасть в осадок".
Есть такое хорошее русское слово - "присобачить".

Одного я не понимаю - при чем тут собаки?

Profile

kuznetsov_theonomist

April 2017

S M T W T F S
      1
2345 678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 10:51 pm
Powered by Dreamwidth Studios