Среди моих знакомых есть некоторое количество умных атеистов, т.е., людей, которым их атеистические взгляды не мешают воспринимать аргументы (по крайней мере, некоторые аргументы) и не приводят к полной атрофии их способности к рефлексии. (Кстати, думаю, что среди атеистов в целом таких людей большинство, просто неумные атеисты более крикливы, как, впрочем, и неумные представители других религий.)

В моих разговорах с умными атеистами нередко повторяется один и тот же сценарий аргументации, который можно в сжатой форме передать примерно таким диалогом:

Я: Атеизм ничем не отличается от других религий, в частности, вот в каком аспекте: атеист всегда принимает на веру некоторые фундаментальные посылки, которые определяют то, как он интерпретирует свой и чужой опыт, что он считает в конечном счете истинным и ложным, правильным и неправильным и т.д. Разум (рассуждение) может вести от посылок к выводам, но он не может обосновать базовые, фундаментальные посылки. Опыт тоже не может их обосновать, т.к. данные опыта будут интерпретироваться на основе самих этих базовых посылок, а при отсутствии этих посылок данные опыта просто не будут иметь смысла (и тем более что-либо обосновывать). Одним словом, атеист, как и любой верующий, догматически принимает на веру некоторые вещи и не может иначе.

Умный атеист (УА): Ну, ты споришь с какой-то карикатурой, а не с настоящим оппонентом. Разумеется, любой атеист (и я в том числе) принимает на веру некоторые базовые посылки. Это тривиально.

Я: То есть, ты признаешь. что у атеиста есть некоторые постулаты веры, которые он принимает без доказательств, обоснований и возможности опровержения? Очень хорошо. Тогда ты не можешь не признать, что атеизм - это одна из вер, наряду с множеством других вер, и поэтому претензии атеизма на особый статус, на особое родство с "наукой", "разумом" и другими хорошими вещами - это просто риторический прием, рассчитанный на доверчивую публику. И что в этом отношении не существует никакой разницы между моей верой в истинность Библии как Откровения и твоей атеистической верой с ее постулатами .

УА: Ну, нет, так не пойдет. Весь мой (и не только мой) опыт, разум, здравый смысл, интуиция говорят мне о том, что мои постулаты (хорошо, мое вероучение, если тебе так нравится!) являются гораздо более обоснованными и правдоподобными, чем то, что изложено в каких-то твоих книгах, написанных много тысяч лет назад непонятно кем. И тот же мой опыт, разум, здравый смысл и интуиция говорят мне о том, что положения твоей веры - это фантазии и пустые абстракции.

На этом пункте диалог возвращается в исходную точку и может начинаться по второму кругу. Дело в том, что здесь умный атеист почему-то забывает о своей способности к рефлексии и не замечает кругового характера своего аргумента. Но простое размышление легко выявляет эту ошибку: если базовые посылки (положения веры) определяют то, как интерпретируются данные опыта, подсказки интуиции, голос здравого смысла, рассуждения и т.д., то эти самые данные опыта, подсказки интуиции и все прочее не могут служить независимым доказательством базовых посылок. Если твои базовые посылки определяют то, как именно ты понимаешь данные наблюдений, эксперимента, бытовой практики и т.д., то эти посылки уже "запаяны" в твое понимание, и любые другие базовые посылки будут по определению выглядеть для тебя неправдоподобными или ложными. Это же так просто!

Так что последняя реплика гипотетического умного атеиста - это и не аргумент вовсе, а чистая риторика (в плохом смысле этого слова). По сути дела она представляет собой манипулятивный прием, призванный скрытно навязать оппоненту свои посылки, неявно "перетащить" его на свою позицию, представив ее как якобы нейтральную.
Я до сих пор не высказывался о скандале с часами патриарха. Сейчас я, наконец, могу сформулировать то, что меня по-настоящему огорчает в этой истории.

Кратко напомню ключевые моменты сюжета.

1) В ряду других критических суждений и нападок на патриарха Московского Кирилла появляются обвинения, что он где-то там появился на людях в дорогих часах, что зафиксировано фотохроникой. Некоторые люди считают, что монаху это не подобает.

2) В интервью с журналистом Соловьевым патриарх отвечает на всевозможную критику в свой адрес и, помимо прочего, говорит, что часов таких он не носит, и что фотографии, о которых идет речь - фотомонтаж.

3) На сайте МП быстро обнаруживаются другие фото, на которых патриарх в тех же самых часах.

4) Какие-то умники их редакции сайта неудачно "фотошопят", после чего часы с фото исчезают, но остается их отражение на крышке стола. Поднимается шквал насмешек. На сайт возвращается прежнее фото.

5) Патриарх заявляет о том, что против православной церкви в его лице ведется агитационная кампания. (Впрочем, он уже в интервью с Соловьевым что-то такое говорил - сетования на "целенаправленную пиар-кампанию" являются чуть ли не главным аргументом "сторонников патриарха" (извините за неуклюжее выражение, но как-то так получается, что по-другому и не скажешь)).

6) Со стороны Московской патриархии и части церковных людей готовится пиар-контрнаступление.

Знаете, как я бы назвал всю эту историю, если бы нужно было обойтись двумя словами? ДЕТСКИЙ САД!

Представьте себе маленького мальчика, который совершил какой-то небольшой проступок - ничего страшного, разумеется, но многие другие считали само собой разумеющимся, что он этого делать не будет. Например, во время подготовки детского утренника в группе он стянул со стола кусок шоколада и запихнул себе в рот. Все бы хорошо, но тут воспитательница. "Ай-ай-ай, Ваня, зачем ты один шоколадку съел, не дождавшись, пока все сядут за стол?" - "Не ел я, это вам показалось, Марьиванна!" - Кто-то их пробегающих мимо детей говорит: - "Да ладно тебе, Ванька, мы же через дверь из прихожей видели!" - Ваня, предварительно потихоньку вытерший руку об штаны: "Нету у меня никакой шоколадки! Видите, руки пустые!" - Воспитательница: "Вань, ну не отпирайся, у тебя же все губы и щеки в шоколаде!" - Ваня: "А-а-а! Это все Колька наговаривает, чтобы вы ко мне плохо относиться начали! Он всегда мне вредит!" В это время другие дети уже во весь голос над ним не то что смеются, просто уже ржут. Ваня орет еще громче. И т.д.

По-моему, похоже, да? В чем ключевой элемент сходства? В том, что взрослый человек, ведущий себя инфантильно, как и маленький ребенок всеми силами старается избежать признания своей доли ответственности за ситуацию, сложившуюся, хотя бы отчасти, благодаря его действиям.

Можно ли было избежать такой ситуации? Можно, причем даже без особых усилий. Достаточно было просто взять на себя ответственность за то, что ты действительно сделал. Например, патриарх мог в интервью с Соловьевым сказать что-нибудь вроде: "Да, эти часы - собственность церкви, и я надеваю их по торжественным или официальным случаям. Такова традиция нашей церкви - богатое убранство храмов, пышные богослужения, роскошная официальная одежда высших иерархов. В старину это имело миссионерское значение, а сегодня - просто наша традиция, и я ее придерживаюсь". Т.е., сказать примерно то, о чем написал Максим Кантор в "Эксперте". Да, это могло породить дискуссию о том, стоит ли сегодня придерживаться этой традиции. Да, могли бы возникнуть жаркие споры. Но это был бы разговор взрослых людей о серьезных содержательных вещах. А то, что получилось сейчас - это склока в младшей группе детсада.

Да, разумеется, и на другой стороне этого спора немало инфантилизма. Например, то, что произошло, для взрослого человека должно было быть поводом для печали, а не для глумления. И да, конечно, странно было бы ожидать от чудовищно инфантилизированного общества, чтобы иерархи церкви, живущей в нем, были бы в среднем существенно взрослее. Но при всем при том, все-таки довольно естественно, что от человека, занимающего столь высокий пост, ожидается бОльшая степень взрослости и ответственности, чем "в среднем".

К сожалению, сюжет продолжает развиваться все в том же детсадовском ключе. Вопли про "антицерковную агитационную кампанию" и стремление организовать "анти-антицерковную агитационную кампанию" - это продолжение все того же. Это попытки патриарха и части церковного народа отказаться от своей части ответственности за ситуацию. А значит - отказаться и от взросления, и от свободы.

Увы.

И все же, несмотря на все печальные обстоятельства - Христос Воскресе!
via [livejournal.com profile] amoro1959: http://kommersant.ru/doc/1889224

Хотя в статье полно либеральных глупостей, вот в этом фрагменте содержится очень важное, ключевое соображение:

"Целью акции была не сама акция, а последствия — общественный гнев и осуждение в адрес Церкви, оправдывающей, мол, неадекватно жесткое наказание. Сегодня, когда люди стали ходить в храмы, когда приходские церкви стали развивать благотворительность, обслуживать хосписы и детские дома, когда для многих в жизни появились какие-то нравственные ориентиры, такие удары бьют прежде всего по этой части меняющегося общества. И это очень опасная тенденция. И выгодно это может быть не столько неким силам извне, как нам часто внушают, сколько самому государству. Крепкая Церковь, стоящая на людях, а не на церковных чиновниках,— опасный конкурент светской власти."

Агрессивный либеральный секуляризм (говорящий: "церковь и религия - частное дело, пусть они там сидят в своих церквях, удовлетворяют свои ритуальные потребности и не вылезают в публичное пространство") удивительным образом смыкается с идеологией "симфонии" и "православной русской государственности", общим знаменателем которых является именно это: отрицание церкви как независимого от государства публичного института, которому государство не вправе предписывать, чем ему заниматься и что входит в его юрисдикцию - института, у которого есть свой круг полномочий, в которые светская власть не имеет права лезть. Подрыв публичной автономии церкви - путь к тоталитаризации государства.

P.S. В этом отношении оба упомянутых в последнем абзаце течения - секуляризм и православное государственничество - вполне изоморфны "движению за свободу однополых браков". Последнее исходит из идеи, что семья - это разновидность договора. Но на самом деле семья - это публичный институт, обладающий своей сферой власти/полномочий, в которую не имеют права вмешиваться ни церковь, ни государство (хотя в рамках этого института существуют и договорные отношения). "Движение за свободу однополых браков", по сути, стремится уничтожить публично-властный характер института семьи (свести ее к простому договору сожительства) и наделить государство правом и властью определять, что является семьей, а что нет. Конечная цель этого движеия, как и секуляризма, и православного государственничества - еще большая концентрация власти в руках государства путем уничтожения автономных сфер публичной власти. Но это тема отдельного разговора.

UPD Ну вот, Надточий, по сути дела, то же самое пишет (про статью и РПЦ, не про "гей-браки"): http://farma-sohn.livejournal.com/832190. Только он это делает в сценическом образе "двоечника-хулигана", в отличие от меня, "пай-мальчика".
Просматривая утром (теперь уже вчера) френд-ленту, наткнулся вот на этот пост Александра Бугаева, в котором в котором он цитирует фрагмент из какой-то длинной полемики Сергея Худиева ([livejournal.com profile] sergeyhudiev) с кем-то по поводу дела Pussy Riot. Худиев - известный православный публицист, писатель и проповедник. Я не читаю его постоянно, но встречал его тексты, причем по многим вопросам наши мнения совпадают. Насколько я понимаю, по "общественно чувствительным" темам его позиция обычно близка к официальной позиции руководства РПЦ. Я решил просмотреть его журнал и вскоре нашел пост, в котором он выражает свое личное мнение по поводу выходки в храме. Свое мнение о высказываниях Худиева на эту тему я изложил в комментах к посту Бугаева, там же есть короткий обмен мнениями с самим Худиевым. Но я сейчас не о деле Pussy Riot. В репликах Худиева я нашел поразительные по своей эстетической завершенности формулировки того, что можно было бы назвать русской политической религией.

Первая формулировка из поста Сергея Худиева:

Государство должно поддерживать порядок согласно установленным им законам. Заповедь прощения не означает, что мы требует от государства, чтобы оно перестало это делать.

Когда я процитировал в обсуждении у Бугаева этот фрагмент, Худиев высказал вторую важную формулировку:

...слова Апостола Павла, в которых он прямо утверждает. что государство, сдерживая зло силою меча, выполняет функции, возложенные на него Богом.

И далее он привел знаменитые слова апостола Павла из Послания к Римлянам про то, что представитель официальной власти - "Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое".

Когда я просто предложил сопоставить два сформулированных им тезиса, Худиев просто не понял, что я имею в виду. Но на самом деле я благодарен ему за его формулировки, поскольку они, по моему мнению, наилучшим возможным образом выражают внутренний конфликт в ключевом типе русского православного сознания, русской религиозности и, если так можно выразиться, в политической философии русского православного "мэйнстрима".

Главный вопрос, который порождают эти две формулировки состоит в следующем: кто определяет содержание законов, которые должны исполняться? Кто является автономным сувереном? В соответствии с первой формулировкой, государство должно поддерживать порядок согласно установленным им законам. В соответствии со второй формулировкой, государство выполняет функции, возложенные на него Богом (т.е., если следовать формулировке апостола, наказывать за зло в соответствии с тем, что Бог считает злом - именно такова функция слуги). Так кем же должны устанавливаться законы - государством или Богом?

Read more... )

Profile

kuznetsov_theonomist

April 2017

S M T W T F S
      1
2345 678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 10:49 pm
Powered by Dreamwidth Studios