С момента переезда - т.е. за один год и два с половиной месяца - "похоронил" четыре перегоревших компактных люминесцентных лампы. Две куплены в ИКЕА, т.е., видимо, китайского производства, а две российские, на упаковке которых написано "Срок службы 6 лет".
По моим наблюдениям, гидроаккумулирующие электростанции (ГАЭС) стали предметом большого соблазна для пишущих на тему электроэнергетики - прежде всего, экономических журналистов, но и некоторых экспертов; исключением, пожалуй, являются лишь узкие специалисты по гидроаккумуляции, а также отчасти по диспетчеризации и сетям.

Яркий пример - заметка в Smart Grid Самая мощная ГАЭС Европы будет построена в Украине. В частности, там написано:

"По завершению строительства Днестровской ГАЭС мы будем впереди в одном из важнейших сегментов энергетики, потому что гидроэнергетика – это экологически чистая и дешевая энергия, без вредных выбросов в атмосферу", – заявил министр энергетики и угольной промышленности Украины Юрий Бойко.

Но дело в том, что гидроаккумулирующую электростанцию с точки зрения ее реальных экономических и управленческих функций бессмысленно относить к "гидроэнергетике" и сравнивать с теми ли иными электростанциями - гидро-, тепловыми или атомными. ГАЭС по своим функциям является не электростанцией, а сетевым накопителем. Да, электростанция в узком смысле слова является частью ГАЭС, но всего лишь частью, причем такой, которая составляет, так сказать, лишь половину "сущности" данного технического объекта, выполняет лишь половину его функций. Сравнивать ГАЭС с электростанцией - это все равно, что сравнивать, например, склад бытовой техники с заводом по ее производству по показателям эффективности или экологической чистоты работы при поставках бытовой техники в торговую сеть. Или сравнивать электровоз с вагонным замедлителем лишь на том основании. что электровоз "тоже" может использоваться для торможения вагонов. Т.е., это бессмысленное занятие. Склады надо сравнивать со складами, заводы - с заводами, электровозы - с другими локомотивами. Точно так же ГАЭС надо сравнивать (по экологическим и другим затратным показателям ) с другими типами аккумулирующих устройств, а не с электростанциями (разумеется, когда речь идет о сравнении общих показателях затрат и результатов, а не о сравнении отдельных частей и агрегатов).

Из этого, между прочим, вытекает то, что реальные технико-экономические показатели оценки ГАЭС (кроме финансовых показателей) должны серьезным образом отличаться от показателей оценки собственно электростанций. Зато они будут похожи на показатели оценки аккумуляторов. Скажем, в данном конкретном случае Днестровской ГАЭС, помимо мощности, интересно было бы знать ее емкость, время полной "зарядки" и др. показатели, характерные для аккумуляторов и сетевых накопителей. А также не менее интересно знать ценовые дифференциалы между периодами максимальных и минимальных потребительских нагрузок и соответствующие финансовые результаты работы ГАЭС как сетевых накопителей. В той же заметке, например, приводятся слова украинского министра:

Свою эффективность ГАЭС доказали зимой этого года, когда в украинской объединенной энергосистеме был зафиксирован максимум потребления электроэнергии.

Так вот, интересно, каков был ценовой дифференциал и какую прибыль удалось получить, благодаря ГАЭС.

Это яркий пример терминологической путаницы, каковых в жизни немало. Надо просто всегда иметь это в виду. Например, по-английски нефтеперерабатывающий завод называют refinery, но все же понимают, что он занимается не только "очисткой" нефти.
Видеозапись круглого стола под названием "Тарифы естественных монополий между инфляцией и лоббизмом" в РИА Новости 18.04.2012 с моим участием: http://ria.ru/press_video/20120418/629211878.html .



Я включаюсь в дискуссию примерно на отметке 39:34.

Вообще для меня разговор был довольно-таки информативен в том, что касается понимания "устройства мозгов" российских специалистов по "естественным монополиям".
Вы, наверное, слышали, что в прошлом году "завершена рыночная реформа электроэнергетики"?

Поэтому когда на улице 20 градусов - в доме горячие батареи. Да здравстуют эффективные менеджеры!
Cogeneration - это английский термин для того, что по-русски традиционно называется неуклюжим, но точным словосочетанием "комбинированная выработка тепла и электроэнергии" или "теплофикацией" (для случая централизованного теплоснабжения от ТЭЦ). В последнее время получает все более широкое распространение калька с буквальное заимствование из английского - "когенерация".

Известно три страны, в которых когенерация занимает значительную долю в выработке и электроэнергии, и тепла - это Финляндия, Дания и Нидерланды. Каково же было мое удивление, когда я увидел, что в Википедии отсутствует статья о когенерации по-фински (это видно слева на соответствующей англоязычной странице). Кстати. соответствующие статьи на датском и нидерландском языках присутствуют.

(В конечном счете Великий Гуголь, разумеется, помог, и я выяснил соответствующий термин. Он образован по той же модели, что и традиционный русский: yhdistetty [sähkön- ja lämmön-] tuotanto - комбинированная выработка [электроэнергии и тепла]. Точная калька с Буквальное заимствование с английского - kogeneraatio - почти не встречается.)
Продолжаю читать книгу: Трухний А.Д., Макаров А.А., Клименко В.В., Основы современной энергетики. Часть 1. Современная теплоэнергетика. М.: Издательство МЭИ, 2002. Эта книга имеет подзаголовок "курс лекций для менеджеров энергетических компаний" и написана на основе действительного курса лекций, прочитанного профессорами МЭИ топ-менеджерам РАО "ЕЭС России" по инициативе А.Б.Чубайса. Двухтомное издание посвящено в основном инженерным дисциплинам (первый том - теплоэнергетике, второй - электроэнергетике), но в начале первого тома помещен раздел "Введение в энергетику", в котором рассматриваются исторические, экономические, экологические, политические и прочие аспекты энергетики как таковой. В этом разделе есть лекция под названием "Электроэнергетика в энергетической стратегии России", принадлежащая перу член-корр. РАН, проф. А.А.Макарова. По-видимому, Макаров был как раз одним из авторов Энергетической стратегии России на период до 2020 года, принятой в 2001 г., так что приведенные ниже цитаты следует рассматривать как весьма информативный источник по поводу того, что и как тогда мыслилось теми людьми, которые принимали решения в сфере энергетики. Преувеличивать административное и политическое влияние профессора, разумеется, не стоит, но решения, принимаемые начальниками, формулируются во многом теми словами и исходя из тех посылок, которые  предлагаются профессорами. Подчеркну также, Энергетическая стратегия была принята как раз в то время, когда вовсю шла подготовка к "чубайсовской" реформе электроэнергетики. 

Существенная часть данной лекции посвящена т.н. энергетической безопасности. Из этой части я и приведу некоторые цитаты. первая:

"Третья задача стратегии - обеспечить энергетическую безопасность, которой грозит стремительное скатывание страны к моногазовой структуре топливно-энергетического баланса".

Поскольку в тексте отсутствует какое-либо упоминание о других угрозах, данную формулировку следует считать определением энергетической безопасности, из которого исходит автор. Ниже я приведу довольно длинную подборку цитат (с. 46-48), в которой содержится общий подход, принятый в стратегии для решения проблемы энергетической безопасности. Чтобы не перегружать ленту, саму подборку и мои комментарии к ней убираю под кат.
Read more... )
Сначала цитата из книги: Гительман Л.Д., Ратников Б.Е., Энергетический бизнес (М.: Дело, 2008), с.151:

В крупных городах теплоснабжение обеспечивается несколькими организациями разной ведомственной принадлежности (акционерные энергокомпании, муниципальные предприятия, промышленность), имеющими разнонаправленные интересы (выделено мной - Ю.К.

Вот этот термин "ведомственная принадлежность" применительно к акционерным компаниям и промышленности (по большй части приватизированной, т.е., никак не являющейся "ведомством") вызывает у меня чувство глубокой лингвистической неудовлетворенности. Какой смысл в таком словоупотреблении?

Можно выдвинуть несколько гипотез.

(1) Тот русский язык, на котором принято говорить об энергетике (или о промышленности вообще) не переваривает слово "собственность". Соответствующее понятие считается чуждым реальности. Собственности в энергетике нет, есть только "ведомственная принадлежность".

(2) Авторы пытались сделать акцент на том, что ключевую роль играет не то, что соответствующие организации имеют разных собственников, а то, что собственники эти принадлежат классам субъектов с сильно расходящимися интересами. Т.е., у акционерных энергетических компаний структура мотивации радикально отличается от структуры мотивации у нормальных промышленных предприятий и у муниципалитетов. Но насколько словосочетание "ведомственная принадлежность" пригодно для описания такой политико-экономической реальности? По-моему, не очень пригодно. Разве что тем, что вызывает у старшего поколения ассоциацию с советско-коммунистическим диалектным словом "ведомственность", могущим характеризовать сильное расхождение интересов.

(3) Авторы книги, хотя и говорят о бизнесе и экономике, тем не менее, скатываются на бюрояз. Это неудивительно, т.к., строго говоря, нормального бизнеса как сферы жизни в России почти не существует. Давление административного аппарата публичной власти на все остальные сферы жизни настолько сильно, что языковых сфер, защищенных от вторжения в них бюрояза, вообще довольно мало, а уж в экономике-то и подавно нет.
Считается само собой разумеющимся, что передача ("транспортировка") электроэнергии - это "естественная монополия". Ну ведь это же очевидно - нельзя же к одной розетке два провода подвести! Это вам даже любой профессор экономики скажет.

Наткнулся я тут недавно на интересную цифирьку. Книга: Трухний А.Д., Макаров А.А., Клименко В.В., Основы современной энергетики. Часть 1. Современная теплоэнергетика. М.: Издательство МЭИ, 2002. Цитата (с.37):

"[Э]лектронный транспорт обеспечивает в пересчете на топливный эквивалент только 1,5% общего грузооборота энергоресурсов и в перспективе даже при сооружении магистральных линий электропередачи (ЛЭП), в том числе постоянного тока из Сибири в европейскую часть страны, его доля не превысит 2%. Основные транспортные потоки обслуживают газо-, нефте- и продуктопроводы, кроме того, около 15% в настоящее время и до 20% в перспективе приходится на железнодорожные перевозки угля".

Упс! Получается, что передача электроэнергии - не только не "естественная", но и вообще никакая не монополия, даже близко к монопольной позиции не подходит. Чудеса. однако!
Начну с двух цитат из одной книги: Гительман Л.Д., Ратников Б.Е., Энергетический бизнес (М.: Дело, 2008).

Цитата первая (с. 147):

"По оценкам, в России существует по меньшей мере 50 тыс. локальных рынков [тепловой энергии]. Их можно разделить так:
  • крупные рынки - с производством и потреблением более 2 млн Гкал в год;
  • средние рынки - от 0,5 до 2 млн Гкал в год;
  • малые рынки - до 0,5 млн Гкал в год.
Кроме того, более 60 тыс. мелких потребителей вырабатывают для себя тепло на индивидуальных установках". (Подчеркнуто мной - Ю.К.)

Получается, что если некий потребитель вырабатывает тепло для себя, например, в собственной котельной, то он не является участником локального рынка тепла.

Цитата вторая (с.148-149):

"На рынках тепловой энергии возможны различные формы конкуренции. [...]

Конкуренция схем теплоснабжения. Эта форма конкуренции происходит стихийно и выражается в отказе от текущих либо будущих поставок тепла от системы централизованного теплоснабжения с переходом на альтернативные варианты теплоснабжения.

Например, для значительного числа энергокомпаний в России уже обостряется проблема рынков сбыта теплоэнергии вследствие вытеснения крупных ТЭЦ децентрализованными источниками тепла, в том числе сооружаемыми самими потребителями"
.

Итак, что же получается? С одной стороны, потребитель, отапливающий себя сам, не является участником локального рынка тепловой энергии. С другой стороны, не являясь участником рынка, он, тем не менее, участвует в конкуренции на этом рынке. Странно, не так ли?

Read more... )
Как я уже писал прошлой весной, рядом с моим домом, куда я переехал чуть меньше года назад, стахановскими темпами возводится новый микрорайон "Немчиновка". По этой причине коммунальные сети, на которые "подвешен" этот дом, никак не удается привести в нормальный режим функционирования. Прошлой весной было ЧП с водой, о котором я писал. С тех пор с водой пока что таких серьезных проблем не было (хотя отключение днем на 2-3 часа - обычное дело). Зато теперь есть проблемы с отоплением - в аккурат в самые морозы. Несколько раз в неделю батареи просто холодные по 4-5 часов. Да и в другое время бывают чуть теплые.

Даже для такого холодостойкого растения, как я, это немножко чересчур, а теперь еще и дочка младшая в гости приезжает. Короче, купил я электрический обогреватель-радиатор и стал подогревать комнату еще и им.

Вчера старая, изношенная проводка не выдержала и перегорела. К счастью, это произошло не в квартире, а на общем щитке, так что риска пожара не было. Но, естественно, там была испорчена колодка, которую теперь надо менять, потому что в следующий раз при таком происшествии без электричества останутся несколько квартир. Сейчас, слава Богу, электричество есть, но, чтобы избежать такого в будущем, надо будет много чего ремонтировать. Ну и, конечно, пока что никаких обогревателей. Чайком буду согреваться, если что.

На самом деле это типичная картина того, что происходит при крупных авариях на ТЭЦ. Жители вымороженных домов начинают отапливать квартиры электричеством (обогреватеями, электроплитками и пр.), в результате чего рушится система электроснабжения. Я слышал от специалистов, что именно так было на юго-востоке Москвы в 1979 году, когда в период аномальных морозов произошла авария на одной из ТЭЦ.
Теперь, после катастрофы на Фукусиме, все бросились отказываться от атомной энергетики. Похоже, что получается противоречие. АЭС останавливают - значит, придется заменять атомный распад сжиганием органического топлива. Значит, возникнет вопрос о пересмотре Киотского протокола или об отказе от него. И вообще вся "антиуглеродная" политика должна как-то "поплыть".

Коллизия, однако. В рамках всеминого централизованного планирования, шагом к которому был Киотский протокол, придется как-то ее разрешать. Интересно, что "они" (адепты планирования) думают по этому поводу.
Вчера был на "круглом столе", посвященном т.н. "розничному рынку электроэнергии". Мероприятие было организовано "Некоммерческим партнерством гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний".

В выступлениях разных людей несколько раз прозвучала мысль о том, что в любом конфликте "энергетики всегда оказываются плохими", даже если их претензии вполне обоснованны. Т.е., общественное мнение считает их заведомо виноватой стороной, злоупотребляющей своей властью, и это общее настроение обычно разделяется прокуратурой, судами и пр.

По моему скромному мнению, это общественное настроение объясняется тем, что энергетика по-прежнему рассамтривается как часть государства, а энергетики - как представители государственной власти. И, что самое интересное, такой взгляд в целом соответствует действительности.

Ни какого рынка и никакого нормального бизнеса в энергетике не существует, несмотря на все "либеральные реформы" и "буржуйский" стиль. То, что получилось в результате "реформ" - это воплощение мечты советского экономиста-математика об идеальном Госплане с большим хером компьютером. Разумеется, на практике такие мечты всегда реализуются в виде сложной системы административных расторговок по поводу дележа чужих денег и чужого имущества, отнимаемых посредством административно гарантированной монополии. Неудивительно, что участники этой деятельности воспринимаются в народе как что-то вроде ментов.

Profile

kuznetsov_theonomist

April 2017

S M T W T F S
      1
2345 678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 10:50 pm
Powered by Dreamwidth Studios